LibKing » Книги » Документальные книги » Публицистика » Я. Кеслер - Мифы Цивилизации

Я. Кеслер - Мифы Цивилизации

Тут можно читать бесплатно Я. Кеслер - Мифы Цивилизации. Жанр: Публицистика, издательство Неизвестная планета, год 2004. Здесь Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте LibKing.Ru (ЛибКинг) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
libking
  • Название:
    Мифы Цивилизации
  • Автор:
  • Жанр:
  • Издательство:
    Неизвестная планета
  • Год:
    2004
  • ISBN:
    5-901811-01-3
  • Рейтинг:
    4.44/5. Голосов: 91
  • Ваша оценка:

Я. Кеслер - Мифы Цивилизации краткое содержание

Мифы Цивилизации - описание и краткое содержание, автор Я. Кеслер, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки LibKing.Ru

Мифы Цивилизации читать онлайн бесплатно

Мифы Цивилизации - читать книгу онлайн бесплатно, автор Я. Кеслер


ИГОРЬ ДАВИДЕНКО, ЯРОСЛАВ КЕСЛЕР

МИФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
РЕСУРСЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СТРОИТЕЛИ ЦИВИЛИЗАЦИИ
ТРАНСПОРТ ЦИВИЛИЗАЦИИ
КАТАСТРОФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
ИГРЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
ЯЗЫКИ ЦИВИЛИЗАЦИИ
ВЕРЫ И СУЕВЕРИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ
ТВОРЦЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ «ЗЕМЛЯ»
МИФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ
РАЗВЕРНУТЫЙ КОНСПЕКТ С ПРЕДИСЛОВИЕМ ГАРРИ КАСПАРОВА

МОСКВА "НЕИЗВЕСТНАЯ ПЛАНЕТА", 2004

УДК 94:930.24 ББК 63.3(0) Д13

ISBN5-901811-01-3 © ЗАО «Всеобщие исследования», 2004


ПРЕДИСЛОВИЕ
Настоящее предисловие не является предисловием в обычном смысле к данной конкретной книге. Скорее, это мои вольные соображения на тему всех многолетних исследований по хронологии и проблемам «древней» истории в целом. Фактически это обработанная и дополненная стенограмма одной из моих длительных бесед с авторами настоящей книги.
Сначала поясню причину своего интереса к проблеме хронологии. Древней, средневековой и новой историей я серьезно увлекался с детства, перечитал огромное количество исторических работ и книг. У меня хорошая память, большинство исторических дат, имен, событий помню наизусть. За много лет у меня в голове сложилась достаточно полная картина истории «древнего» и средневекового мира в том виде, как нам ее преподносят сегодня. Но, кроме того, я люблю анализировать, просчитывать разные возможности, сравнивать ситуации. И вот у меня постепенно стало складываться ощущение, что с датами в древней истории не все в порядке. То тут, то там возникали противоречия, неразрешимые в рамках традиционной истории. Одной из первых проблем, вызвавших у меня неосознанное беспокойство, стала невозможность размещения героев древнегреческой мифологии внутри временной шкалы, охватывающей предположительный период их активности. Мифический Тесей, убивающий Минотавра, чтобы освободить Афины от унизительной дани могущественному критскому царю, а затем объединяющий под властью родного города всю Аттику, его современники, штурмующие стены Трои — все многочисленные деяния этого «поколения героев» охватывают 7–8 (!) веков древнейшей греческой истории. Мифы, конечно, источник ненадежный, но почему многократно переписанные исторические хроники, восходящие к устной традиции и повествующие о событиях, затерянных во тьме веков, должны пользоваться большим доверием? Я понял, что важно не просто читать книги по истории, но и рассматривать сообщаемые нам «исторические свидетельства» с аналитической точки зрения, в том числе, если угодно, с точки зрения здравого смысла.

Наверное, все читали «Тысячу и одну ночь». Между прочим, книжка содержит интереснейшую информацию. Когда была написана «Тысяча и одна ночь»? Во всеславные времена арабского халифа Гаруна аль-Рашида в VIII–IX веках. Ответ неправильный. Откройте послесловие к восьмому тому «Тысячи и одной ночи». Там написано, что каноны восточной сказки IX–X веков исчезли, а возродились или начали формироваться заново в XIV–XV веках. И, наконец, в начале XVIII века неизвестный арабский шейх полностью компилирует текст, который в середине XVIII века переводят французы. В пятом томе «Тысячи и одной ночи» есть «Рассказ о Хасибе и царице змей». Написан он невежественным автором, но в этой сказке присутствуют мамлюки, которые, по официальной хронологии, появляются в XIII веке. То есть сказка не могла быть написана раньше XIV века, просто названия такого еще не было. Или еще одно место: «И Булукия простился со мной, сел на корабль и уехал до тех пор, пока не достиг Иерусалима». На корабле — Иерусалима! Предположительно, автор, писавший эти строки, жил в тех краях и должен был знать, где находится святой и для христиан, и для мусульман город, но туда нельзя приплыть на корабле. Видимо, он имел в виду какой-то другой город?
1. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ В БОРЬБЕ ЗА ВЛАСТЬ, ВОЗМОЖНОСТЬ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ ДАЖЕ В XX ВЕКЕ
Для поддержки всей концепции новой хронологии мне кажется важным исходить из того, что фальсификация истории, как мы знаем, испокон веку являлась ключевым политическим оружием в борьбе за власть. Двадцатый век дает нам много наглядных примеров.
Самый типичный и всем нам знакомый — что делал Сталин с нашей историей. Буквально через 15 лет, при живых участниках большевистского переворота он проводит успешную ревизию истории ВКП(б) и гражданской войны. На протяжении десятилетий сталинская версия становится официальной советской историей. И сейчас еще вокруг немало «манкуртов», то есть людей зомбированных, которые продолжают верить, будто сталинская история революции и последующих событий является единственно правильной. По сей день различные антисемитские группировки, разбросанные по всему миру, продолжают, ничтоже сумняшеся, утверждать, что Холокост является выдумкой сионистской пропаганды.
Таким образом, даже двадцатый век, с его радио, телеграфом и разветвленными средствами коммуникаций, все равно не сумел ликвидировать роль заново переписанной истории как политического оружия. Чего только стоят продолжающиеся споры, об аресте и ликвидации Лаврентия Берия в июне 1953 года. И даже в новейшей российской истории мы видим нечто подобное. Взять, например, события октября 1993 года. Читаешь газеты, и становится понятно, что разные люди дают различную картину одних и тех же событий. Это означает, что через некоторое время все это будет рассматриваться потомками сквозь призму чьих-то политических пристрастий. И, скорее всего, средняя составляющая картины, которую они получат, будет совсем не соответствовать действительности. Во многом это будет зависеть от того, кто и с какими целями сможет интерпретировать сегодняшнюю историю в политической борьбе в России через, скажем, 50 лет.
Совершенно очевидно, что такие возможности, условно, в XV веке или даже в XVII веке — существовали. При гораздо большей амплитуде разброса информации проверить, уточнить какие-то исторические данные было просто невозможно. Поэтому короли, цари, ханы, герцоги, — то есть люди, располагавшие реальной властью и имеющие возможность контролировать и типографии, и историков или хронологов, — могли практически бесконтрольно манипулировать описаниями исторических событий. Или теми событиями, которые они хотели представить как исторические. Мне кажется, что этот аргумент не может встретить серьезного возражения, и он достаточно важен для того, чтобы избежать огульной критики, будто этого не может быть потому, что неможет быть никогда. Вот перед нами «написанная история». То есть она кем-то написана. Первое, что ставится под сомнение: существовала ли эта история именно в таком виде? Ведь мы прекрасно знаем, даже из официальных хроник, что Средние века были наполнены изощренными дворцовыми и политическими интригами, смертельной династической враждой. Кстати, династическая борьба предоставляет наибольшие возможности для фальсификаций..

То есть, все эти генеалогические древа королей, все тысячелетние династии могли составляться по прямому приказу монархов, которым необходимо было доказать древность своего рода. Поэтому можно смело предположить с вероятностью, приближающейся, наверное, к 100 %, что практически вся династическая история средневековья состояла в своей основе из отражений каких-то мифических фигур, зачастую одних и тех же, и служила для поддержания власти того или иного монарха. Для нас такое давление короля на своих подданных представляется еще одной формой злоупотребления бесконтрольной властью.
Так для доказательства прав Генриха Наваррского на французский престол потребовалось протянуть захолустный род Бурбонов на 250 лет назад, чтобы в девятом колене «обнаружить» искомое пересечение с династией Капетингов-Валуа!
2. НЕСООТВЕТСТВИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ГЕНОТИПА В РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ И В «ФАНТОМНЫЕ ВЕКА»
Следующий факт в поддержку новой хронологии, мне кажется, связан с несоответствием человеческого генотипа при сравнительном анализе различных аспектов жизнедеятельности в реальной «проверяемой» истории, которой авторы настоящей книги отводят около 600 лет, и в «фантомные века». Сравнивая различные этапы развития человечества, мы обнаруживаем невероятный разрыв между тем, что можно проверить, и действиями или развитием человека в те века, проверка которых выходит за рамки наших возможностей.
1) БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР. Интересно изучить скорость размножения рода людского. Судя по всему, у нас есть такие данные, которые проверить можно. Вот, например, Англия с XV по XX век, где происходит рост населения с 4 до 62 миллионов. Или Франция с XVII по XX век, начиная с правления Людовика XIV. Здесь рост населения с 20 миллионов примерно до 60 миллионов. И это при том, что Франция, в отличие от Англии, участвовала в страшных войнах. Только наполеоновские войны, по официальным данным, унесли примерно 3 миллиона жизней. Причем явно, что это были в основном мужчины в расцвете сил. Таким образом, Франция понесла тяжелые потери в этих войнах, плюс еще в мелких постоянных войнах XIX века и мясорубке Первой мировой войны.
Совершенно очевидно, что естественное размножение замедлялось в силу уничтожения молодой части населения дважды на протяжении двухсот лет. Не считая даже всех кошмаров Великой французской революции и войн XVIII века. Таким образом, мы видим примерно трехкратный рост населения за 300 лет. В Англии он оказался гораздо большим. Возможно, за счет эмиграции из бывших колоний, но тем не менее рост все равно достаточно впечатляющий. Англия даже более показательный пример, поскольку она была в меньшей степени затронута страшными войнами. Население Англии, генофонд не подвергались такому истреблению. Итак, в официальной истории мы читаем, что это 4 миллиона в XV веке и 62 миллиона сейчас. То есть 15-кратный рост населения за 500 лет. Такие факторы, как присоединение Ирландии и Шотландии, вполне нивелируются массовой эмиграцией в Новый Свет.
Неотвратимо напрашивается вопрос: каким было население в этих провинциях при распаде «Римской империи» в IV–V веках? По крайней мере, плодородные галльские провинции необъятной империи, были густо заселены. Если восточная и западная части вместе насчитывали порядка 20 миллионов человек (минимальная гипотетическая оценка), то простая логика подсказывает, что и захлестнувшие империю орды варваров также должны были исчисляться миллионами.
Значит, если мы пытаемся при расчетах использовать обратную геометрическую прогрессию, то получаем иррациональный результат. Выходит, что размножение людей на каком-то этапе вообще прекратилось или даже где-то начался «отрицательный рост». Попытки логичного объяснения, вроде того, что гигиена была недостаточна, или ссылки на эпидемии, вряд ли могут выдержать критику. Потому что, по общепринятым историческим документам, реального улучшения в санитарно-гигиенических условиях в жизни населения Западной Европы с V по XVIII век не происходило. И эпидемии были, и гигиена была не на уровне. К тому же с XV века пошли войны с применением огнестрельного оружия, уносившие гораздо больше жизней. Еще интереснее сравнить население «античной Ойкумены» времен Перикла (V в. до н. э.) и императора Траяна (II в н. э.). Если брать за основу расчетов количество жителей в крупных городах и численность армий, то мы столкнемся с безумными темпами демографического роста. Конечно, Греция под эгидой Афин несопоставима с мировой империей с центром в Риме, но пропорции все равно не соблюдаются. Судите сами, 15000 свободных афинских граждан и полумиллионные Рим и Александрия. С одной стороны, полуторатысячный арьергард объединенной армии греческих городов-государств, включавший 300 прославленных спартанцев, остается прикрывать отступление основных сил в войне, где на карту было поставлено само существование эллинов. С другой, 26 легионов(!) содержались Римом и в мирное время, а набирались без введения всеобщей воинской повинности. Это больше, чем смогла выставить Российская империя в 1812 году для отражения наполеоновской агрессии. Впрочем, и во 2-й Пунической войне (III в. до н. э.) римляне после трех подряд чувствительных поражений от Ганнибала, выставили 80-тысячную армию, которая также была наголову разгромлена карфагенянами в ставшей дидактической битве при Каннах. Тем не менее в Риме оказалось достаточно резервов для перелома в затяжной войне, которая шла еще 15 лет по всей акватории Средиземноморья. Масштабы этого противостояния поражают — следующий раз в мировой истории несколько одновременных театров боевых действий возникнет в англо-французской войне 1755–1763 гг.
2) АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР. Посмотрим на размеры человека. Мы видим, например, картины и описания «древнегреческих» атлетов. Это физически хорошо развитые люди, крупного телосложения. Они бегают, прыгают, мечут копья на какие-то невиданные расстояния. Побеждают в битвах семикратно или даже десятикратно превосходящих врагов. А потом мы видим доспехи средневековых рыцарей, которые впору разве что 15-летним юношам XX века. Рыцарская средневековая амуниция обнаруживает весьма убогую картину физических возможностей человека того времени. На фоне представлений о древнем могучем атлетизме это выглядит очень странно. Получается некая синусоида в развитии мускулатуры человеческого тела. С чего это вдруг произошло такое изменение? При этом я допускаю, что синусоида является нормальной схемой развития какого-то класса живых особей, но не на протяжении двух тысяч лет. Качественные изменения должны занимать, по крайней мере, десятки тысяч лет.
3) ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ ФАКТОР. Рассмотрим теперь такой масштабный фактор, который я бы условно назвал психофизическим. В проверяемой части истории мы обнаруживаем совершенно невероятную тягу человека к открытиям. Вектор технического прогресса, познания, направлен резко и непрерывно вверх. Буквально каждые 10 лет что-то происходит, что-то открывают, куда-то плывут, что-то взрывают. Постоянно что-то меняется. От Колумба до высадки на Луну, от арбалета до атомной бомбы — мы видим непрерывное развитие. Никаких «засыпаний на столетия» не наблюдается. Только вверх и только вперед. А в то же время в традиционной древней истории мы обнаруживаем, что человек будто бы погружался в многовековую спячку. Например, «древний Египет», «темное Средневековье». Возникают какие-то гигантские временные зоны, когда человеческая мысль якобы полностью замирала. Получается, будто человек Древнего Египта или Древнего Рима имел совсем иной генетический код. Ничто его не интересовало. Вот он и «замирал надолго», а в результате как бы ничего не происходило. В то же время официально предлагаемая нам картина древней истории предоставляла homosapiens массу возможностей для совершенствования. Существовали процветающие древние империи, в которых люди, испытывающие тягу к наукам и культуре, имели много шансов «реализоваться». Но, увы, все процветающие древние империи замирали на какой-то точке и дальше не развивались.
3. ТЕМПЫ ТЕХНИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ПРОГРЕССА В ДРЕВНЕМ МИРЕ
Они абсолютно не укладываются в рамки человеческих способностей к практическому совершенствованию. Вот несколько примеров.
1) ПРИМИТИВИЗМ МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ. В общем-то, за тысячу лет с лишним ассортимент мог бы и расшириться, не ограничиваясь всего лишь арфой, кифарой, свирелью и флейтой. Например, нет никаких подтвержденных сведений об ударных инструментах. Скрипка, конечно, посложнее. Но «тоже не бином Ньютона» — за тысячу «древнегреческих лет» можно было бы и придумать. Я понимаю, что Страдивари мог родиться «только в Италии». Но, как нам говорят, был древний колоссальный период расцвета наук и искусств. Полвека до Пелопоннесской войны в Афинах при Перикле. Потом был достаточно благоприятный и спокойный период от македонского до римского завоевания. А в Риме, вообще минимум лет 200 было спокойно. И, как ни странно, — тишина. Рим все перенимает у Греции, но в области музыки ничего не происходит. Хотя якобы императоры, знать, богачи транжирят деньги, нанимают певцов, музыкантов, поэтов, то есть всячески поощряют развитие искусств. Но — никакого совершенствования. Все застыло на одном уровне, причем достаточно примитивном. Интересно, что ноты не изобретены. Нот — нет! Непонятно, как столь изысканное общество могло обходиться без системы записи звуков. В итоге «ничего не осталось». Никакие музыкальные памятники до нас не дошли, потому что нот не было.
2) НЕСПОСОБНОСТЬ УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ ВИДЫ ВООРУЖЕНИЙ И ТАКТИКУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ. Если мы удивляемся примитивизму греко-римской музыкальной культуры, то дальше сталкиваемся с еще более загадочным парадоксом. Это — поразительная неспособность «древней» Римской республики, а затем и Римской империи, усовершенствовать виды вооружений и тактику боевых действий. Просто невероятно! На заре существования республики римские граждане составляли достаточно эффективные воинские формирования, затем «античная» республика начинает вооруженную экспансию. А Римская империя, как нам всем известно, — это государство, ведущее регулярные захватнические войны…
Все это мы почерпнули из так называемых древних источников. Вроде бы экспансия должна поощрять процесс улучшения качества своих вооружений и боевой мысли. Но проходят столетия, и ничего кардинально не меняется. В конце концов римляне так и не сумели выковать сталь, хотя это — даже не изобретение, а вопрос времени и настойчивости. При целенаправленной работе для удачного завершения экспериментов потребуется всего лишь несколько поколений. Слишком важно усовершенствовать качество оружия, от которого зависела жизнь легионера и которое могло в целом повлиять на характер ведения боевых действий. А нас убеждают, будто римляне на всем протяжении своей долгой истории сражались короткими мечами из низкосортного железа.
Конница. Если верить «античным» источникам, римская конница не представляла серьезной силы. Одна из причин — нет сбруи! Поводья, наверно, уже были, но вот стремян нет. Стремена появляются только в VIII веке н. э., по традиционной датировке официальной истории. Приходят стремена якобы из Китая. И вот в VIII веке н. э. с появлением стремян тут же возникает рыцарство. Все сходится: как стремена — так сразу и рыцарство. И это правильно и понятно. А вот древние римляне долгое время почему-то не обращали на сбрую никакого внимания. В то время как в истории Рима наиболее опасные битвы происходили именно с восточными народами — известными мастерами верховой езды. С мифическими парфянами, которые вдруг куда-то исчезли. Кстати, было Парфянское царство «… исчезло. И эти восточные народы имели два важных преимущества: конницу и лучников, которые наносили жуткий урон римлянам. Стрелы тяжелых длинных луков сметали пехоту, валили ее рядами. Но никаких шагов в улучшении стрелкового оружия Рим так и не сделал. Не появились в Древнем Риме и арбалеты. Хотя римляне, знатоки баллистики, вполне могли бы изобрести достаточно мощные стрелковые приспособления, с которыми может управляться один человек — арбалеты и длинные луки. Тем не менее этого не произошло, и реально качество ведения боевых действий римского войска практически не меняется. Еще одна забавная неувязка — многие герои «древнегреческих» мифов были отличными лучниками. Даже могучий Геракл неоднократно был вынужден прибегать к помощи стрел. Обладавший невероятной пробивной силой тяжелый одиссеевский лук оборвал жизни незадачливых женихов Пенелопы. А скольких гигантов сразил из своего не знающего промахов лука лучезарный Аполлон!
Есть два хорошо известных случая разгрома римских легионов. Первый — это гибель армии Красса при Каррах в 53 году до нашей эры. Второй — это Адрианополь, разгром войск императора Валента в 378 году нашей эры. От первого до второго прошло якобы 400 лет! Однако оба разгрома практически идентичны. В обоих случаях тяжелая конница и лучники просто сминают римлян. Легионы не могут выдерживать строй, малочисленная римская конница где-то увязает. Строй разносится врагами, и начинается преследование обезумевшей толпы воинов. Описания двух битв достаточно похожи. Кстати, и произошли они в Малой Азии довольно близко друг от друга. В соответствии с предлагаемой новой хронологией, скорее всего, это просто наложение миражей. В реальном измерении западное войско было когда-то в седой древности наголову разгромлено потому, что ничего не могло противопоставить метко пущенным стрелам и тяжелой коннице, рассекающей строй. Вполне возможно, что это была одна из битв «средневековой» Троянской войны.
Интересно теперь взглянуть с другой стороны на всю блистательную историю побед римского оружия. Очень интересно: почему враги Рима тоже долгое время ничего у римлян не перенимали. А ведь, скажем, царь Митридат, с которым они вели длительные войны, обладал и умом, и средствами, чтобы разработать эффективные контрмеры. На самом деле ничего, кроме легионерской муштры и высокой воинской дисциплины, римляне, по сути, и не демонстрировали. Тем не менее между вышеупомянутыми битвами при Каррах и Адрианополе — больше 400 лет разницы, а за все эти протекшие века римская армия якобы не терпела серьезных поражений, кроме гибели легионов Квинтилия Вара в Тевтобургском лесу в битве с германскими варварами.
Прогресс в изобретении новых видов средств уничтожения себе подобных начинается только в XIV–XV веках. Но с тех пор он уже не останавливается — человеческая мысль буквально каждые 10–15 лет что-то изобретает. А до этого якобы много веков ничего не происходит.
Официальная история дает весьма странную картину развития тяжелого вооружения. С VIII по XIV века — лишь минимальное совершенствование рыцарских войск. Их количество крайне ограничено, регулярные армии ничтожно малы. Причина — чрезвычайно дорогое вооружение и амуниция. Полностью экипированный рыцарь представлял огромную силу. А отряд из нескольких сот хорошо вооруженных рыцарей мог в эпоху славного короля Ричарда Львиное Сердце разогнать целую непрофессиональную армию. Этот факт говорит что-то и о количестве людей, и о том, что человечество в своей основной массе было еще плохо подготовлено. По-видимому, просто еще не имело позади себя такой богатой истории.
Но в XIV веке, когда появляется порох, огнестрельное оружие, — все начинается стремительно меняться. Вдруг человек обнаруживает способности бороться со средневековыми фортификационными сооружениями. Тут же просчитывается баллистическая траектория необходимых выстрелов. Уже в конце XV века все итальянские крепости падают перед французскими войсками, потому что у французов — новые небольшие мобильные пушки, которые в состоянии буквально вдребезги разносить высоченные стены старинных укреплений. И сразу начинается лихорадочный поиск инженерной мысли, приводящий к появлению в XVI веке новых фортификационных конструкций, позволивших резко уменьшить разрушительную мощь артиллерийских обстрелов. А далее все стремительно развивается в рамках классической теории «снаряд — броня».
4. НЕСООТВЕТСТВИЕ ЗАДАЧ ГИГАНТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В ДРЕВНОСТИ СО СПОСОБАМИ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ
Мне также кажется очевидным несоответствие задач «древнего» гигантского госстроительства с описанными в «античных исторических документах» способами их осуществления.
1) ОТСУТСТВИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ КАРТ. Римская империя прославилась, и это скажет любой мало-мальски образованный человек, разветвленной сетью дорог и коммуникаций. Невозможно представить, что эти дороги существовали без многочисленных географических карт. Карты, конечно же, были, иначе невозможно представить тщательное планирование римских военных походов. Научные принципы картографирования были изложены «великим географом и астрономом древности» Клавдием Птолемеем. Но тогда очень трудно объяснить причину странного исчезновения карт той эпохи. Простое списание на варварское уничтожение не укладывается в рамки здравого смысла, потому что любые неординарные вожди, к коим мы должны отнести мифических Алариха и Аттилу, быстро оценили бы военное качество этого товара. Римские карты хранили бы как зеницу ока, так как они давали их владельцу огромное преимущество в борьбе с многочисленными врагами. Реакционная средневековая церковь вроде бы не включала описательную географию (не затрагивающую вопрос формы земного шара) и топографию в реестр еретических наук. Тогда, чем объяснить широкое распространение в VI–XIV веках безграмотных размалеванных картинок, гордо именуемых картами? Как с такими информативными пособиями западноевропейское крестовое воинство добиралось до Иерусалима?

2) ОТСУТСТВИЕ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ И ТОВАРНОГО КРЕДИТА. «Древние» документы хранят полное молчание о банковской системе и товарном кредите в «древней» Римской империи. Мне кажется, что упорядоченная жизнь империи подразумевает процветание торговли. А торговля в Римской империи, особенно в масштабах, о которых нам рассказывают, нуждается в появлении кредитных институтов. Которые в средневековой Западной Европе начинают появляться как раз в тот момент, когда возникают предпосылки для создания империи. Есть империя, есть и торговые кредитные институты, есть система кредита. Появляется возможность перемещаться по бескрайним просторам, не нося с собой мешки с золотом. «Древняя» Римская империя при ее практицизме, за 300–400 лет спокойной размеренной жизни вполне могла бы чем-то таким разразиться. Интересно, что, по официальной исторической версии, банковская система появится в Средние века именно в Италии: в Генуе, во Флоренции, в Милане.
5. НЕЗАВИДНАЯ СУДЬБА ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ В ДРЕВНЕМ МИРЕ
1) ОТСУТСТВИЕ ВЕЛИКИХ УЧЕНЫХ, НАЧИНАЯ С ПЕРВОГО ВЕКА ДО НАШЕЙ ЭРЫ. По традиционной истории, мы знаем очень много об ученых Древней Греции. Даже чересчур много. Жизнь Аристотеля, чуть ли не от первого до последнего дня. После Сократа — фигуры мифической, по мнению ряда историков, — осталось подробнейшее жизнеописание. Диалоги Платона с учениками — все знаем. И про Архимеда знаем, и про Гераклита, и про мистического Пифагора остались разрозненные сведения. Куда ни глянь, везде есть какая-то информация… И про Аристарха Самосского — древнего предтечу Коперника — слышали, и про изгнание его за еретические теории. Про Евклида подробно проходили. И вдруг — обвал! Где-то, примерно с первого века до нашей эры, по традиционной датировке, — происходит обвал. Нет больше ученых! Ученые исчезли. Нет, остались, конечно, историки, географы и философы, но развитие фундаментальной науки полностью прекратилось!
Мы хорошо знаем, что в Римской империи был период, когда правила целая династия, покровительствовавшая наукам. Сначала был Адриан, который, правда, отдавал предпочтение монументальному строительству, но потом был хорошо образованный Антонин, а затем, наконец, Марк Аврелий, император-философ, покровитель наук. По всем параметрам — Золотой век! В такие времена гениям самое раздолье. Достаточно посмотреть на эпоху правления Елизаветы и Екатерины II — какой расцвет! Ломоносовы подряд, из народа выходят. А в «древнем Риме» ничего подобного не происходит. Империя, чуть ли не бесконечная, включает в себя весь древний мир, самые талантливые народы. А в настоящей науке пусто. В качестве главной ценности нам «бережно» донесли наукообразные компиляции первых христианских теологов, старавшихся приспособить новую религию к политическим и культурным реалиям Римской империи.
2) ОТСУТСТВИЕ ХОРОШЕЙ СИСТЕМЫ СЧЕТА. Мало замеченным остается тот факт, что римская система счета не годится для любых серьезных вычислений. Попробуйте-ка разделить большие числа в столбик или, тем паче, вычислить объем сложной геометрической фигуры! А как насчет теории непрерывных дробей? Но тем не менее «древние» римляне какие-то вычисления все-таки производили, причем довольно сложные. Масштабные архитектурные проекты, инженерные работы, баллистика — все это требовало аккуратнейшего расчета. Храм построить, мост возвести, крепость взять — тяп-ляп, на глазок, вряд ли получится. Использовать в многоступенчатых астрономических расчетах громоздкие римские цифры совсем не с руки. Тогда грех не поинтересоваться, какой же системой счета пользовались знаменитые древнегреческие ученые? Скажем, Архимед, Аристарх Самосский, Евклид, Птолемей. Ведь им требовалась совершенная модель для вычислений. Но если такая система счета у них была, то почему же прагматичные римляне, которые переняли у греков все самое лучшее, этот краеугольный камень любой науки проигнорировали? Единственное логичное объяснение — такой системы у греков не было. Действительно, «сохранившиеся» в официальной истории аттическая и ионическая системы счета еще более неуклюжи, нежели римская. Но тогда, как же они считали? Не секрет, что вся «античная» наука удивительно хорошо сочетается с «арабским» средневековым счетом. Который появился, судя по официальной истории, только через 10 веков после создания фундаментальных трудов «древнегреческих» основоположников математики и физики. Получается совершенно невероятный временной разрыв! Причем на протяжении всего этого времени, несмотря на исчезновение всех научных традиций, «древние» рукописи постоянно обновлялись. Непонятно, правда, с какой целью, если учесть, что предмет описания не существовал в реальном мире. И откуда только брались ученые монахи, способные разбираться в запутанных формулах без специальной подготовки?
На самом деле, во всех имеющихся в нашем распоряжении экземплярах вышеупомянутых сочинений используются привычные для нас «арабские» цифры. В начале эпохи книгопечатания поразительная «небрежность» издателей не сохранила потомкам образцы математической эквилибристики «великих умов древности», способных решать труднейшие задачи лишь с помощью буквенных изображений!
3)  ОТСУТСТВИЕ ХИМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ.
Ничего не слышно в древнем мире и о каких-либо химических исследованиях. Не было ни химиков, ни алхимиков. Интерес но, почему алхимики появились только в Средние века? Сама-то идея трансформации видов материи восходит к истокам философской мысли. Древнегреческие философы, судя по всему, считали переход из одного состояния вещества в другое главным явлением в природе и чисто теоретически пытались все это представить. Но никаких конкретных практических шагов они почему-то не сделали. «Древнегреческой» химии так и не появилось.
Мы много читали про греческий огонь, служивший грозным оружием византийской армии в раннем средневековье. Вряд ли это была просто сырая нефть, ибо в таком случае Византии не удалось бы долго удерживать монополию на столь эффективное военное средство. Скорее всего, в хрониках описывалось какое-то неоднородное химическое соединение, что предполагает наличие определенных теоретических познаний в этой области. Однако нам ничего не известно про химические исследования в средневековой Византии.
4) ОТСУТСТВИЕ ХОРОШЕЙ МЕДИЦИНЫ.
Добавим не сколько слов об анатомии и медицине. Труды Гиппократа до нас не дошли, как, впрочем, и работы других хороших врачей Это довольно странно, потому что императорам и королям медицина была нужна ничуть не меньше, чем совершенствование военного дела. Вроде бы все условия в «древнем мире» для этого были. Однако никаких реальных шагов сделано в этом направлении почему-то не было. Так же как и химия, медицина и анатомия вдруг «снова» появляются только в средние века. Мне представляется странным, что поэмы Гомера и другие шедевры «античной» литературы в мрачную эпоху средневековья сохранились гораздо лучше, нежели бесценные трактаты об исцелении человеческого тела. Хотя грамотные врачи были бы полезны варварским государям не меньше, чем просвещенным римским императорам.
5) СЛАБОЕ РАЗВИТИЕ НЕКОТОРЫХ ДРУГИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Кстати, все соображения, связанные с наукой и с развитием культуры, относятся в равной степени и к другим так называемым древним цивилизациям: Египет, Вавилон, Китай. Здесь также развитие достигает определенного уровня, а потом без видимых причин все застывает и гибнет. Причем, как аргументированно доказывают авторы этой книги, никаких материальных подтверждений «древнего расцвета» не существует. Кроме, конечно, тех, которые мы готовы принять на веру, не требуя никаких дальнейших пояснений. Очень важно обратить внимание на тот факт, что все технические и культурные достижения «Древнего мира» удивительным образом коррелируют с уровнем развития европейской цивилизации к моменту первых печатных публикаций трудов «античных» авторов. Пытливая мысль «античного» гения за 10 веков не смогла придумать ничего, что превзошло бы достижения европейцев, имевших за плечами, как мы знаем, максимум 300 лет прогресса эпохи Возрождения! В таком свете не покажется чересчур смелым предположение, укладывающееся в рамки здоровой человеческой логики: то, что средневековые авторы написали всю «античную историю» в XV–XVI веках. И они просто-напросто занимались проекцией своего средневекового мира в прошлое. Брали бытовую обстановку своей эпохи и проецировали ее на «Древнюю Грецию» и «Древний Рим». А дальше вносились не качественные изменения — фантазии Жюля Верна у них не было, — а изменения чисто количественные. Жизнь создаваемого воображением «античного мира» улучшалась за счет того, что «всего у древних было больше». Но никаких нововведений ни в вооружении, ни в науке, ни в бытовой обстановке, ни в культуре придумано, естественно, не было. Никого, похоже, не смутило, что XV–XVI век, по официальной истории, находился на том же уровне развития, что Римская империя в период своего наивысшего могущества. Хотя «древняя империя» времен расцвета вполне могла бы создать элементарные вещи, о которых мы говорили.

Теперь вглядитесь повнимательнее в жизнеописание выдающихся людей «древнего мира». Яркие подробные детали превращают эти «биографии» в литературные произведения. Поражает точность, с которой «античные авторы» восстанавливают мельчайшие эпизоды из жизни своих героев. Едкая реплика Александра Македонского в адрес Пармениона во время обсуждения мирных предложений царя Дария, инструкции Цезаря своим легатам перед Фарсальской битвой, предсмертные слова Юлиана Отступника — все эти ценнейшие сведения были, по всей видимости, немедленно застенографированы очевидцами событий и, переходя с благоговейным трепетом из рук в руки, доходили в неизменном виде до собственно составителей биографии. Случалось, правда, что разные источники противоречили друг другу, но «истинная» картина произошедшего всегда восстанавливалась, а «апокрифы» выбрасывались на мусорную свалку истории. К сожалению, современные биографы полностью утратили «древнее» искусство интуитивного сравнительного анализа. Да и добровольные информаторы действуют, несмотря на явное улучшение средств коммуникаций, далеко не столь эффективно. Кроме того, сами персонажи новейшей истории разучились в критические моменты говорить хлесткими афоризмами. Нам приходится мириться с тем, что в биографиях самых знаменитых исторических личностей остались белые пятна, многие важнейшие периоды жизни освещены крайне скупо из-за отсутствия достаточного количества достоверных сведений. Естественно, что главные исторические события последних 300 лет допускают вольную трактовку в зависимости от источников, доступных или отобранных автором. 14 июля 1789 года или 14 декабря 1825 года в своих бесчисленных описаниях лишены кристальной четкости в изложении фактов, присущих, например, рассказу о заговоре Катилины и его подавлении, сохраненном для удобства изучения в одной-единственной версии. Книжные полки, забитые разномастной историке-аналитической литературой, не должны никого вводить в заблуждение — 99 % этих книг написаны в последние 150 лет и в основном дополняют и развивают сжатое повествование первоисточника. Кто-то после тщательного анализа «древнего» текста выступает с новой гипотезой, оставаясь, естественно, в рамках традиционной хронологии. Затем уже эта гипотеза подвергается всестороннему обсуждению, а в результате открывается новое бескрайнее поле для исследований. Поэтому мы должны отдавать себе отчет, что образы знаменитых «античных» полководцев, политических деятелей, философов, сложившиеся в нашем воображении, претерпевали существенные корректировки с каждым новым поколением историков. Притом что исходная база данных, даже с учетом археологических раскопок, оставалась практически неизменной. «Преданья старины глубокой» в большинстве случаев опираются на один конкретный первоисточник, одного автора, труды которого безоговорочно принимаются на веру и служат отправной точкой для всех последующих дополнений. Так, о создании Великой Персидской империи Ахеменидов впервые говорится в «Истории» Геродота. Историю Пунических войн вкупе с информацией о Карфагене первым излагает Полибий. Увы, источники, на которые он ссылался, не дожили до начала эры книгопечатания. Впрочем, этому плодовитому автору сильно не повезло — из 40(!) томов его «Всемирной истории» полностью сохранились только 5(!), что вынудило будущих реставраторов истории домысливать многие детали походов Ганнибала. Отмечу, что сохранившиеся уникальные свидетельства всегда предоставлялись стороной, победившей в военном конфликте. Которая, первым делом, непременно уничтожала любое напоминание о побежденных (сожжение Суз, разрушение до основания Карфагена и Иерусалима), а затем формировала официальную точку зрения. Вряд ли такие интерпретации должны пользоваться доверием даже в традиционной исторической концепции.
6) СКУДНОСТЬ БЫТОВЫХ УСЛОВИЙ И ПРИСПОСОБЛЕНИЙ. Повседневная жизнь Римской империи описана довольно подробно. Но посмотрим на бытовую обстановку правящей элиты. Вилки, ножи, стулья, функциональная посуда — этих предметов обихода, столь естественных для изысканного аристократического образа жизни, не обнаруживается. Специальных поваров-искусников выписывали, не скупились. Пиры на весь мир закатывали: великий полководец Лукулл этим в основном и прославился среди потомков. Но утонченный кулинарный вкус почему-то не распространился на сервировку, которая оставалась грубой и примитивной. Словом, явно не соответствовала статусу всемирной империи. Сразу вспоминается, что и в XVI веке европейская знать продолжала есть руками и громко чавкать!
Мне случалось бывать на Бриони — хорватских островах в Адриатическом море. Уникальные, очень красивые места. Туристам рассказывают, что здесь находилась летняя резиденция римского императора Домициана. Место, действительно, подходит: от Италии недалеко, вода чистейшая, климат ровный и пр. Есть даже система водопроводного соединения между двумя главными островами архипелага — Большой Брион и Малый Брион. Водопровод якобы провели «древние». Гид подробно объясняет, как это делалось. Рабы ныряли, используя тростниковые трубочки вместе аквалангов, и прокладывали трубы по дну. Впечатляющий результат, если учесть, что глубина там не меньше 50 метров.

Естественно, много «античной» посуды. На черном рынке всегда можно купить большой кувшин для зерна или маленькую амфору для благовоний. Их сейчас местные контрабандисты вытаскивают в большом количестве. Адриатическое море — как для греков, так и для римлян, — было важным торговым путем и там разбилось немало кораблей.
Не обошлось и без «античных» раскопок. Но само поселение, которое показывают, оказывается средневековым, византийским. Весьма непрезентабельное, размером, пожалуй, метров 100 на 200. Но, конечно же, сохранилось предание, повествующее, что на этом месте находилось другое поселение, гораздо древнее существующих развалин. А дальше идут развалины «императорского» дворца. Видны остатки какого-то сооружения, выходящие из-под воды ступени. Но, честно говоря, не впечатляет. А здесь, продолжает гид, жили сенаторы. Очень некомфортабельно жили, замечу. Тут, объясняют нам, были бани. Здесь — горячая вода, там — холодная. Тоже — не фонтан. Общее впечатление, что на суперэлитный курорт мировой империи острова не тянут. Если не включить на полную мощность воображение.
6. ОТСУТСТВИЕ ДРЕВНИХ НАДПИСЕЙ С ДАТАМИ
Теперь, когда мы вновь возвращаемся в настоящее средневековье, необходимо отметить еще один факт, связанный с человеческой психологией. Факт отсутствия «древних» датировок. Мои собственные поиски не увенчались успехом — на стенах многочисленных соборов, дворцов, церквей висели только таблички с датами в принятой сегодня хронологической системе. Вам сообщают, что этому собору, к примеру, 500 лет. Но табличка прибита только в XIX, либо в XX веке. Наиболее стыдливые пишут, когда табличка появилась. А если кто не пишет, то все равно сразу видно, что табличка — явно чужеродный элемент. Нет никаких старых дат. Даже от руки нацарапанных. Я в Западной Европе так и не нашел ни одного по-настоящему старого сооружения, на стенах которого была бы выбита или выгравирована надпись, аутентичная объявленному году окончания строительства. Нет таких надписей, а гиды очень тактично обходят этот вопрос. Не писали, мол, и все.
Что ж, нам остается только позавидовать моральной твердости наших далеких предков, способных устоять перед мелким бесом тщеславия и воздержаться от искушения послать весточку в будущее, написав «здесь был Ося» + дата.
7. ПРИМЕРЫ ИЗ МОИХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ
1)  ИЕРУСАЛИМ. Сразу вспоминаем про крестоносцев, которые его захватили. Есть множество крестов на стенах, оставленных якобы участниками крестовых походов XI–XII веков. Но нигде нет старых дат, проставленных в то же время. Почему-то герцог Готфрид Бульонский не захотел оставить потомкам дату своего триумфа: «Я, Готфрид Бульонский, герцог французский, взял Святой город в год 1099 от Рождества Христова…». Ничего не написал. Никаких сообщений почему-то не оставил. Хотя стены идеально подходят для надписей. Увы — ничего. Хоть бы что-нибудь нацарапали. Пустота. Ни официальных надписей, ни неофициальных.
2)  ЛЕОН (ИСПАНИЯ). Город Леон в Испании гордится статусом древней столицы кастильского королевства. В начальный период Реконкисты, до «освобождения» центральных областей Испании и переноса столицы в Толедо, там якобы была столица. Соответственно, был дворец, про который вам расскажут, показывая масштабное полотно в городской ратуше, изображающее пышную церемонию королевского приема, не понятно, правда, кем и когда нарисованное. Судя по всему, здесь были самые могущественные короли Иберийского полуострова. Но от дворца не осталось даже руин. Более того, где был расположен дворец — неизвестно. Предположительно, на его развалинах построили в XIII–XIV веках католический кафедральный собор. А дворец, говорят, сгорел.

Это часто бывает. Когда что-то трудно объяснить — появляется пожар. (Вспомним страшный пожар, нанесший непоправимый ущерб «Древнему миру».) Но неужели, дворец почитался таким источником святости, что лучшего места в городе для строительства кафедрального собора не нашлось? Величественное здание собора и изумительные цветные витражи, между прочим, прекрасно сохранились.
3) КОРЧУЛА (ОСТРОВ В ХОРВАТСКОЙ АДРИАТИКЕ). Живописнейшее место совсем недалеко от Дубровника. Старый город возник внутри крепости, которая могла появиться не раньше середины XVI века, в эпоху более или менее развитой артиллерии. Дело в том, что крепость находится прямо против полуострова и имеет бойницы, а такое расположение имело смысл только для того, чтобы отгонять пушечными ядрами корабли, которые хотят высадиться на материке. Главная достопримечательность острова — кафедральный собор, официально отнесенный к XV веку. Я сразу ринулся искать старые надписи, но таковых не было и в помине. Все, что вам предлагают — это надписи XX века, времен Иосипа Броз Тито, рассказывающие, что вот здесь, 500 лет назад было то-то и то-то. Надписи подробные, но все — времен Тито. Явно древнее этого собора маленькая церквушка, метрах в 50. Туда почти никто не заходит, я оказался единственным посетителем. Ничего особенного в ней нет. Стоят каменные изваяния апостолов и евангелистов. С первого взгляда что-то показалось не так. После внимательного осмотра выяснилось, что отсутствуют апостол Павел и святой Иоанн. Причем не то, чтобы их статуи были, но потом куда-то исчезли. Нет, весь ряд статуй (в виде подковы) заполнен полностью. Никаких «дырок» в этом ряду нет. Так было задумано с самого начала. Как могло такое произойти в Хорватии, в правоверной католической стране? Но не стоит, грешным делом, подозревать средневековых хорватов в святотатстве. Скорее всего, добрые христиане на Адриатике не успели в XVI веке получить четкие инструкции из Рима об утверждении «общепринятого канона». Мне кажется важным, что отсутствуют именно Павел и Иоанн — по официальной истории церкви, самые нетрадиционные фигуры, вызывавшие наибольшие споры среди разных течений в раннем христианстве.
4) КОЛЬМАР (ЭЛЬЗАС, ФРАНЦИЯ). Запомнилось мне и недавнее посещение кафедрального собора в Кольмаре. Как и весь Эльзас, этот городок был предметом постоянного спора между Францией и Германией и часто переходил из рук в руки. С окончания Первой мировой войны — это Франция, хотя следы немецкого влияния ощущаются до сих пор. По сведениям из туристского путеводителя, в кафедральном соборе три уровня. Начинается вроде бы с VI–VIII веков, и далее — до его реконструкции, где-то уже в XV–XVI веках. Видимо, XV–XVI века и есть реальная дата его построения. Ищу, как всегда, старые надписи или даты. Никаких дат вроде нет, а есть только рассказ гида о том, как и когда построен собор. Эта форма — самая древняя, эта форма — средняя, а это — новейшая форма. Вот так собор менялся, здесь достроили стены… И вдруг я вижу надпись и мгновенно понимаю, что она и есть единственный старинный артефакт в этом соборе, заслуживающий самого пристального внимания. Надпись плохо видна, но тем не менее понятно, что сделана она на трех языках. Первый, разумеется, — латинский, а вот использование двух других языков вызвало у меня изумление, потому что это были греческий и иврит. Греческий и иврит в католическом соборе?! Даже если в то время город находился под контролем гугенотов, сути дела это принципиально не меняет. Кальвинисты также, не жалея сил, боролись с православной «ересью» и «жидами».

Мои назойливые расспросы подвигли городского архивариуса заняться таинственной надписью. Итогом его изысканий стала статья в местной газете, которая рассказала о страшной эпидемии холеры в 1541 году, выкосившей чуть ли не половину населения Кольмара. Надпись в главной церкви должна была напоминать о страшной трагедии, постигшей город. Что касается греческого и иврита, то, по мнению автора статьи, использование этих «нетрадиционных» языков считалось в те времена признаком хорошего тона и особой образованности в среде интеллектуалов и гуманистов. Поразительная терпимость для Европы середины XVI века, находящейся, по официальной хронологии, на пороге кровавых религиозных войн! Небезынтересно, что пространные рассуждения на страницах газеты обошлись без дословного перевода рассматриваемой надписи на современный французский! Кроме того, в статье проигнорирована еще одна примечательная нестыковка. Полагаю, что надпись такого значения, выбитая на стене кафедрального собора, должна была быть понятна простым горожанам. Тогда позволительно спросить: на каком из перечисленных языков могло понять в то время этот текст местное франко-германское население?! Вы не ошиблись, предположив, что многие из поставленных мной вопросов уже попадали в поле зрения историков и философов. Однако все подобные обсуждения сводились в конечном счете к попыткам объяснить, иногда весьма неуклюже, сомнительные моменты и нестыковки в традиционных исторических версиях. Так, выдающийся немецкий философ XX века Освальд Шпенглер в своем знаменитом труде «Закат Европы» посвятил целую главу «О смысле чисел» доказательствам того, что древние математики были в состоянии решать поставленные сложнейшие проблемы при отсутствии соответствующей цифровой символики. Десятки страниц громоздких рассуждений посвящены выведению особой сущности античной математики, являвшейся, по утверждению Шпенглера, высшей формой гармонии господствующего мироощущения той эпохи. Вырванная из породившей ее системы координат математика Древнего Египта или Древней Греции неизбежно теряют осмысленность, и поэтому понимание одних и тех же истин приходило к современным ученым и их далеким предшественникам принципиально различными способами. Цитирую: «Будь математика просто наукой, как астрономия или минералогия (! — Г.К.), ее предмет поддавался бы определению… Как бы насильственно ни прилагали мы, западноевропейцы, наше научное понятие числа к тому, что занимало математиков в Афинах и Багдаде, остается несомненным, что тема, цель и метод одноименной науки там были совершенно иными» или «Они (Евдокс, Апполоний, Архимед. — Г.К.) пользуются глубоко продуманными и труднодоступными для нас методами интегрального исчисления (! — Г.К.), имеющими лишь мнимое сходство с методом определенного интеграла Лейбница…» И далее в том же духе. В особо трудных местах Шпенглер апеллировал к сакральному и мистическому смыслу, придаваемому числам в древности, уводя тем самым проблему в иррациональную сферу восприятия. Понятно, что подобная метафизическая алхимия лишает вопрос о том, в какой системе расчетов решались теоретические и прикладные задачи древней науки, всякого смысла. Верить или не верить в возможность построения величественных памятников «древности» из «общих соображений», без проведения многократно выверенных математических вычислений, зависит, на мой взгляд, от способности преодолевать укоренившиеся предрассудки.

Очень важно отметить, что глобальная историко-философская концепция Шпенглера, изложенная в «Закате Европы», претендует на выявление скрытого механизма развития человеческого общества. На базе имеющегося у него фактического материала немецкий философ вывел цикличность возникновения и распада разных, не связанных между собой цивилизаций. Накопление определенного духовного, научного и политического потенциала, доказывал Шпенглер, неизбежно приводят любую цивилизацию к стагнации, а затем и гибели. В соответствии с жестким параллелизмом его концепции Европа, вступившая в полосу постоянных катаклизмов (книга вышла в свет в 1918 году), обречена в ближайшем будущем повторить печальную участь всех «древних Атлантид». Мрачные предсказания в отношении перспектив европейской цивилизации, бывшие неотъемлемой частью духовных исканий западной интеллектуальной элиты, воплощались в блистательных литературных и поэтических образах. Не миновала и нас чаща сия: «Не так ли ты, о европейский мир, Когда-то пламенных мечтателей кумир, К могиле клонишься бесславной головою…» (М.Ю. Лермонтов «Умирающий гладиатор»). Но Шпенглер первым облек свои пессимистические прогнозы в строго научную форму. По всем сравнительным критериям, педантично подобранным из «прошлого опыта человечества», Европа по окончанию Первой мировой войны подошла к границе развития, за которой чернела пустота распада. Сегодня мы знаем, что Шпенглер грубо ошибся — европейская цивилизация (к коей, безусловно, относятся и США) сумела пережить кошмары двух истребительных войн, череду экономических кризисов, массовые социальные беспорядки и в конечном итоге закрепила свою роль основного двигателя общечеловеческого прогресса. Вполне правомерно предположить, что весь аналитический метод, предложенный Шпенглером, оказался в корне порочным. Излишне упрощенные научные схемы зачастую не выдерживают столкновения с окружающей действительностью. По иронии судьбы, в потенциальном споре этот вывод относительно шпенглеровской концепции, скорее всего, будет активно поддержан теми, кто воспитывался, а впоследствии и сам учил, опираясь на догмы марксистского исторического материализма. Но с не меньшим основанием можно утверждать, что блестящий ум пришел к неверным выводам в результате бесплодных блужданий в лабиринтах фиктивного исторического материала.

Впрочем, привычные для нас исторические шаблоны и стереотипы можно сохранить, изменив всего-навсего угол обзора. Во многих направлениях идеалистической философии реальность происходящих или произошедших событий проверяется только через мироощущение каждого конкретного индивидуума. При таком раскладе точка зрения абсолютного большинства является самодостаточным доказательством правильности общепринятой хронологии. Юм и Шопенгауэр вообще сочли бы иной подход лишенным всякого смысла.
Хотя при этом придется считаться с тем, что большинство людей предпочитает знакомиться с прошлым в кинотеатрах или у телевизионного экрана. Для них реальностью становятся голливудские версии знаменательных исторических событий. Братья Гракхи были современниками Красса и Помпея, а король Артур располагал огромной армией закованных в броню рыцарей — тысячекратно повторенные на бесчисленных кино — и видеопросмотрах, эти «исторические факты» неизбежно становятся неотъемлемой частью общественного сознания. Тема, неважно освещенная в научной фантастике, — преломление и изменение прошлого под воздействием массовых галлюцинаций толпы.
На каком основании люди сегодня убивают друг друга в этнических конфликтах? Почему убивают друг друга на Балканах? В основе, скорее всего, мифическая битва, которая состоялась 600 лет назад. Мифы сегодня убивают людей, потому миф, в который верят люди, несет колоссальную разрушительную силу.
Вопрос, который мне задают чаще всего: «Неужели действительно кто-то сознательно фальсифицировал историю, положил начало этой грандиозной мистификации?» Что тут сказать? Человека всегда настораживает, когда появляются идеи о масштабной фальсификации. Действительно, в голове не укладывается, как можно сфальсифицировать столько источников? И для чего это надо было делать?
Наша версия звучит таким образом. Мы считаем, что человеческая история гораздо короче. Ее реальное начало сейчас датировать трудно, оно может служить временным ориентиром, которым, с нашей точки зрения, является рождение и распятие Христа, потому что оно четко соотносится с крупнейшим астрономическим событием — образованием Крабовидной туманности в результате вспышки сверхновой звезды в 1054 году в созвездии Тельца. То была Вифлеемская звезда, которая взошла на востоке. Это почти наверняка правильная дата — рождение Христа, а жизнь его проходит в городе, который имел много названий: Троя, Иерусалим, Константинополь. То есть сегодняшний Стамбул, первая столица империи. Город, действительно находящийся на перекрестке многих торговых путей. Почти на всех средневековых картах Иерусалим расположен на стыке трех континентов. Какой город находится на стыке трех континентов, если посмотреть на современную карту?
Библейский ландшафт очень четко соответствует сегодняшнему городу, который мы знаем как Стамбул.
Чаще всего меня спрашивают, как физически возможно подделать огромное количество древних документов, разных и по содержанию и по написанию, это огромный объем работы. На самом деле он гораздо меньше, чем кажется. Но эта работа заняла не один и не два года. Примерно с конца XVI до конца XVIII века. Этот процесс шел очень активно. В России он завершился в начале XIX века с выходом труда Карамзина после «восстания Пугачева». Эта и многие другие темы XVIII века в русской истории показывают, что в школах преподают совершеннейшую глупость, которая полностью отличается от той реальной истории, которая происходила в XVIII веке. Можно, конечно, игнорировать Британскую энциклопедию, в то время как источников XVII–XVIII веков, дающих нам правдивую информацию, на основании которой можно составить подлинную картину, очень и очень мало. За 200 лет можно написать все, что угодно.

Гарри Каспаров
Аргументированный спор требует предоставления оригинальных источников и понимания существа проблемы.

ВВЕДЕНИЕ
У Г.К Честертона есть рассказ об ужасной «древней» книге, на титуле которой было накарябано:
They who looked into this book Them the Flying Terror took.
(Кто в книгу эту заглянуть дерзнет, Того Крылатый Ужас унесет.)
Но когда несуеверный отец Браун заглянул в эту отпугивающую остальных книгу, то оказалось, что все страницы в ней пусты… (G.K.Chesterton. The Blast of the Book).
Так же и ребенок, еще свободный от суеверий, открывает Книгу Жизни и… обнаруживает в ней сплошь пустые страницы. Здесь у него впервые и возникает главный вопрос цивилизации: ПОЧЕМУ?
Родители отвечают ребенку на его бесчисленные «почему» как могут. А когда не могут, отвечают: «Бог знает, почему…». И передают ребенка ученым мужам и дамам, которые обычно с умным видом объясняют ребенку ЧТО, ГДЕ и КОГДА, не в последнюю очередь, чтобы он отстал от них со своим «почему».
И в большинстве случаев отучают ребенка задавать этот вопрос, заставляя его навечно вызубрить:
«Quod licet Jovi, Non licet bovi».
А это уже в корне отличается от родительского беспомощного «Бог знает, почему…». Вместо этого здесь уже императив: «Богу дозволено знать, а тебе, быдло, — нет!».
Это — от лукавого, ибо кто может дозволять или не дозволять Богу?
Что же касается Бога, то его абсолютно не интересуют человеческие ЧТО, ГДЕ и КОГДА потому что он действительно знает.
И Бог дает человеку шанс в жизни узнать ПОЧЕМУ, подбрасывая ему в виде рукотворных и нерукотворных чудес другой, не менее изумительный, но более приземленный вопрос — КАК?

Книга цивилизации — это прежде всего книга о способах изготовления людьми далекого прошлого орудий труда, предметов быта, приспособлений для ловли рыб и зверей, плотов и лодок, саней, волокуш и колесниц, культовых сооружений, пирамид и курганов, каменных баб и дольменов, удил, седел, стремян, подков, бус и иных украшений…
Такую книгу можно назвать: «Антология человеческих технологий».
Для составления «Антологии…» придумана своя технология.
Просмотреть каталоги и экспонаты различных музеев, постоянно задавая себе и другим один вопрос: как это сделано?
Вопрос «КАК?» среди прочих возможных вопросов именно о технологии, о способе производства чего-то.
Постепенно, год за годом, накопились стандартные, книжные, и нестандартные ответы, которые начали выстраиваться в определенную систему. Эта система неполна и кое в чем противоречит привычным историческим схемам, которые мы с младых ногтей привыкли считать основанными на огромном фактическом материале.
Но сказано историком и мыслителем: «Исторические и археологические науки обычно считают точными те, кто не знаком с процессом их циклической эволюции и с нелегким, но увлекательным трудом исследователя, сверяющего изменчивые и многообразные теории с собственными взглядами и с идеями своего времени». Так Хорхе Анхель Ливрага Рици пытался помочь нам всем не соблазняться модным вариантом трактовки исторического события, а самим искать истину.
Эта книга не для историков-книгочеев, которых ничто не переубедит, даже хождение по водам как посуху. Бесполезно спорить и с лидерами исторических отраслей. Они хранители новых догматов.
Но есть надежда переубедить авторов школьных учебников и детских энциклопедий, кинорежиссеров, авторов научно-популярных и фантастических книг. Учителей, студентов. И простых читателей, которым не все равно. Объяснить то, что поддается объяснению. Невзирая на догмы и каноны.
Донести до массового читателя суть научного открытия или дискуссии не так просто. Легко сказать «Точно и занимательно», но кто сможет сделать такое? Совершенно случайно один из сотни профессоров такое может.
О сухости присяжной науки в 1901 году писал В.В. Розанов:
«Наука есть точный и нужный факт», — говорят они. Но есть другая часть ученых, не худшая, которая требует от науки и некоторой поэзии, не избегает вопросов из чистого любопытства и пользуется методами воображения, соображения, догадки. Эта часть ученых в общей массе их занимает роль фермента, бродила. Наука закисла бы, наука прокисла бы, если бы эти ученые «грибки» своим воображением не приводи-ли в движение массу старых мнений и фактов, всегда имею-щих тенденцию пасть на дно и там лежать неподвижно.
(В.В. Розанов. Во дворе язычников. М„Республика. 1999, с. 197)

За истекший век на дно научных хранилищ пали толщи невостребованной информации, а на поверхности надоедливо мельтешат скучные банальности. Жуткие «научные школы» XX века политизировали ученых, выделяя некоторых из сонма похожих, награждая и наделяя правом оценки чужого интеллекта.
Модно говорить о поиске нового на стыке традиционных наук, но не поощряется интерес математиков или геологов к истории и филологии. Однако нет и не было четких границ между науками. Именно проверка достижений одной отрасли методами других отраслей важна для науки.
Не помешает и немного иронии и юмора. Снобизм научных сектантов смешон, но, увы, неизлечим. Сколько новых Академий появилось в России! Сколько академиков и член-корреспондентов вылупилось… Явные несуразности в самооценках. Наносное спадет. Человечество, смеясь, отринет и эту мишуру. Опять появится потребность знать, а не казаться. «Шримад Бхагаватам» утверждает: «потребность в чтении заложена в людях от природы… Но эта склонность к чтению эксплуатируется авторами никчемных произведений…»
Начнем, однако… На внуков надежда, даст Бог, и эту книгу прочтут и, может быть, станут перечитывать и критиковать… И не сотворят себе кумира.
И полюбопытствуют, из чего и как сотворены чужие кумиры… Скептицизм бывалых сверстников авторов зачастую не суррогат мудрости, а инстинктивная защита детрениро-ванного ума от внешнего информационного воздействия.

Принимать на веру сразу как-то в зрелом возрасте не принято. Обратите внимание: детский ум воспринимает все! Тренируется. Примеряет сказку на действительность. Соизмеряет себя и мир. Уходит от действительности в сон, в мечтания, в рассеянность… В ловлю ворон на уроке. В Интернет, если есть возможность. В спонтанное творчество! В хитрость и коварство — в ответ на агрессию и тиранию взрослых. Не дай Бог, — в искривленное пространство беззаконного бытия…
Безымянный автор великолепно изданной на русском литературном языке книги «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, изображенные по сказанию всех четырех Евангелистов» (Одесса. 1857 г.) смиренно повествует в предисловии:
Предлагаемое здесь вниманию христианского читателя писано не вчера и третьего дня. А за 30 лет пред сим…
И еще, там же:
В 30 лет столько произошло перемен и с людьми, и с вещами…
И еще там же выражена надежда, что книга
… найдет прием, подобный тому, коим, без всякого сомнения, была бы встречена при своем появлении на свет, за 30 лет назад.
И, наконец, в четвертый раз, там же:
…На судьбе давнего, вновь издаваемого ныне сочинения поучительно будет видеть свойство самого нынешнего времени в сравнении с тем, каковым оно было за 30 лет…
Склоняем голову пред образцом терпения автора… Он 30 лет ждал позволения Комитета духовной цензуры… Дождался, слава Богу!
Тропа пробивается, торится. Человек может делать только то, что позволяют современные ему технологии. Вот стояла в знаменитом музее восковая головка высотой в 24 см, отнесенная к III веку нашей эры. Но кто-то любознательный взял да проанализировал материал головки. Оказался парафин!
Или нашли на дне Галилейского моря дощатую лодку, в которой плавал Христос.
Доски из акации. Акации в тех местах мощные, с крепкой свилеватой древесиной.
Чем доски делали, господа археологи? На какой лесопилке 2000 лет назад?
Или как делали длинные доски ладьи фараона Хуфу 5000 лет назад? Из крепкого древа доски: из кедра, сикомора и унаби доски-то…
Или всем известна железная розетка этрусков, сделанная якобы в VII веке до нашей эры. Да по этой розетке можно законы симметрии изучать! Знали древние этруски геометрию за 4 века до Евклида! Вот что получается…
И в таком духе идет разговор.
Рождается надежда…
Надежда подпитывается поддержкой и сочувствием друзей, товарищей, единомышленников, болельщиков.
Внедрение новой парадигмы даже в пытливые умы сродни пересадке органов живому существу-возможно отторжение.
Понятно, что очень трудно преодолеть импринтинг — первое запечатление окружающей картины мира. Вылупившийся цыпленок принимает первый же движущийся объект за свою маму. И попробуй переубедить его!
Так и в учебе человека. Что раньше воспринято, то и истиннее всего иного.
Именно об этом писал В.В. Розанов в 1899 году:
Мы сами решительно не можем или не хотим усложниться, и нет в нас никакого духа, кроме духа косности. «Не приобвыкши».

Ничего, приобвыкнем. Иначе нельзя.
Информационные войны велись всегда.
Всегда управители дрессировали подчиненных, слово внедрялось в сознание и закреплялось надолго. Цели и запреты создавали коридор во времени жизни поколения. Ведомые шли, ведущие вели. И слепой, ведущих слепых, — не простая живописная сатира… Живопись и скульптура-могучие средства воздействия на человека. И, конечно, литература…
В том числе и историческая.
Но известно, что все люди недовольны своим местом в мире, готовы к продвижению по службе, к обогащению, готовы ехать на край света, но крайне затрудняются в изменении исторического взгляда…

Есть еще одна печальная традиция — конформизм. Где тот наивный мальчик-нонконформист, который вопреки всем крикнул о том, что видел: а король-то голый!
Д. Бруно, Г. Галилей, И. Ньютон, А. Эйнштейн потому и великие, что нонконформисты… И А.Т. Фоменко — нонконформист.
И любой первооткрыватель — нонконформист. Бог знает, почему…
Автор «Другой истории искусства» А. Жабинский, искусствовед, а не технолог, зорко подмечает исторические противоречия в трудах присяжных историков техники. Смелый человек, однако.
Книга «История техники», изданная Институтом истории естествознания и техники, без колебаний учит:
В Китае железо было известно уже в 2357 г. до н. э., а в Египте — в 2800 году до н. э.
Какая точность! Не 2360 или 2350, а именно 2357 год!
И далее:
Железный век в Европе начался приблизительно за 1000 лет до н. э.
Здесь уже точность в другую сторону…
И еще:
Впервые усовершенствованная искусственная воздуходувка (для ускорения плавки меди) появилась в Египте около 1580 г. до н. э. Способ получения сварного железа, а также методы поверхностной закалки, по-видимому, были впервые применены в 1400 г. до н. э. в Армении.
Странные ученые в этом институте.
Тиражируются мифы. Как пойдет против такого авторитета учитель, перед которым дети?
Слова-то в книге вполне «научные». А пытливый учитель видит, что лукавят ученые мужи. Что значит «по-видимому»? То, что видимо, зримо, очевидно.
Но ученый употребляет «по-видимому» в смысле «вероятно» и порет откровенную чепуху о пришествии железа в Египет именно в 2357 году до нашей эры. Это не ученый, а начетчик, плагиатор, а не исследователь.
А как же Ученый совет НИИ? А редакторы книги?
Кажется, никак…
В конечном итоге, история живет в словах. Поэтому так важно установить время появления и массового использования понятия. С другой стороны, реперными оказываются исторические отрезки, в течение которых известные нам понятия были попросту неизвестны людям.
Это касается и слов, и предметов. Вещь в себе — не просто филологическое определение. И пять миллионов лет назад, и пять тысяч лет назад, и сегодня число химических элементов, а также число минеральных видов в составе биосферы, задано природой и реализовано в меру земных условий.
Из того, что вплоть до XVII века нашей эры люди знали и использовали 7 металлов из 80 химических элементов, проявляющих металлические свойства, следует лишь то, что технологии познания и созидания иного не позволяли. В земной коре далекого прошлого и в нынешней — свыше 3000 минеральных видов, но до XIV века люди знали и как-то использовали до сотни минералов, отличая их друг от друга.
Аборигены отдельных регионов обладали особым знанием. Так эвенки или эскимосы различали до 30–40 цветовых оттенков в белом снеге. А жители тропических дождевых лесов различали тысячи видов растений и сотни видов животных. Но как они могли передать свои ценнейшие знания жителям пустынь? Знания вообще были никому не нужны.
Их нельзя применить на практике в резко отличных условиях существования. Значит, и аборигенные понятия никому, кроме аборигенов, были не нужны.
И. Савельева и А Полетаев (История и время. 1997) вспоминают К. Ясперса (Смысл и назначение истории. 1991), которые выделил четыре исторические эпохи. «Эпоха науки и техники», по К. Ясперсу, наступает в Европе «с конца XVIII века».
Но мы никуда не можем уйти от гигантов-мыслителей, гигантов-физиков и астрономов XV, XVI, XVII и XVIII веков.
Мы, жители XXI века, были бы намного более дикими, если бы до нас не жили и не творили Гемист Плетон, Леонардо да Винчи, Макиавелли, Микеланджело, Коперник, Рабле, Сервантес, Джордано Бруно, Тихо Браге, Кеплер, Галилей и те великие мастера слова, которые известны нам под раскрученной торговой маркой ШЕКСПИР.
А мы знаем лишь тех, кого до нас донесло время. «Я стоял на плечах гигантов», — сказал И. Ньютон, хотя нам кажется, что он и его современники Гюйгенс, Гук, Лейбниц начинали с нуля.

Характерно, что в разных странах возникают свои очаги науки и техники, гениальные самоучки творят, закладывая технологии будущего. Ломоносов, Ползунов, Стефенсон… Сколько еще самородков сгинуло… И произошло это задолго до «конца XVII века».
Если история — миф (Н. Бердяев), то К. Ясперс — один из мифотворцев, играющих на понижение общечеловеческого интеллекта. По больше — играющих на повышение. Что также вредно.
Негоже принижать интеллектуальные возможности человечества. Не было творческой спячки до конца XVIII века нашей эры. Но не стоит удревнять технологические открытия. Человек может делать только то, что он может делать в данное время.
Нужна смелость, однако, чтобы заявить, как историки X. Иллиг и Г. Хайнссон;
…История Древнего Египта насчитывает не 3000 и уж тем более не 6000 лет, а всего около 800 лет, и развитие этой древней цивилизации шло естественным путем.
Официальная канонизированная история переполнена мифами и политическими инсинуациями. Мифы убивают людей, их разрушительная сила веками подогревается самыми низкими, но легко внедряемыми в сознание мало образованного человека догмами, выгодными правящему меньшинству.
Действительные исторические события по незнанию или по злому умыслу иногда неверно датируют, искажая прошлое человечества, а значит, лишая человечество будущего.
Во многих случаях реальные исторические события сдвигают территориально, во имя надуманных «прав» племени, народа, государства на историческую исключительность, элитарность и лидерство.
Нула Ли Гоунал, ирландский поэт, глубоко права, заявляя:
История пишется победителями — А великая литература пишется проигравшими…
Немецкий писатель, нобелевский лауреат Гюнтер Грас убежден:
Свидетельские показания литературы более достоверны и имеют более глубокие корни, чем показания историков…

Колизей около 1480 г. (AST c, 31). Рисунок Сильвестро да Равенна из «Кодекса ескуриаленсис». По И.Табову (2002). Сильвестро да Равенна изобразил типичную строительную площадку с кучами строительных материалов, бытовками строительных рабочих, вьючным транспортом и прочими атрибутами средневековья, вплоть до хитонов архитекторов(?) и прорабов(?).

Можно добавить, что, с трудом постигая смысл традиционной культуры, большая часть человечества отсечена от величайших сокровищ цивилизации, которые не классифицированы, не ранжированы во времени, не изучены всей мощью науки, отданы на откуп историкам-традиционалистам, прилежно изучающим поддельные рукописи, но не умеющим изучать вещество памятников прошлого и не понимающим технологий их изготовления.
Возможно, золотому миллиарду не нужна истинная история цивилизации, но пяти миллиардам землян нужно осознать себя многонациональным единством, для которого равновероятны две возможности:
1.        Продолжать прозябание и обслуживание золотого миллиарда.
2.        Осознать себя и сообща созидать единое общество землян, где свобода каждого — гарантия свободы всех.
Космический корабль — Земля — населен плотно. Десантироваться с него некуда. Выживание человечества и выживание каждого должно стать единой задачей.
При этом резко возрастает цена политической и экономической ошибки. Экосистемы Земли в опасности. Человечество не извлекает уроков из опыта прошлого. Возможно, и оттого, что не принимает традиционной истории, не верит в ее истинность. Привыкли шутить, что прошлое непредсказуемо…
Пока есть время.
Нужно разобраться в прошлом.
Попытаемся разрешить главные вопросы:
1.         Достоверны ли источники исторической информации?
2.         Когда человечество осознало себя?
3.         Как люди открывали свой мир, свой космический корабль — Землю?
4.         Как составить антологию человеческих технологий?
5.         Каким будет единый язык человечества?
6.         Как избавить историю от фальсификации?
7.         Как преодолеть кризис гуманизма?
В древних погребениях хорошо сохраняются природные камни и керамика. В описаниях археологов, а потом и в книгах историков, обязательно фигурируют нетленные ожерелья и кольца.
По М. Стинглу (1982) на Юкатане найдены:

— ожерелье более чем из 1000 (тысячи!) зерен нефрита, нанизанных в 9 рядов;



Я. Кеслер читать все книги автора по порядку

Я. Кеслер - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.




Мифы Цивилизации отзывы


Отзывы читателей о книге Мифы Цивилизации, автор: Я. Кеслер. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Понравилась книга? Поделитесь впечатлениями - оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям


Прокомментировать
img img img img img