LibKing » Книги » prose_history » Владимир Леонов - В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах

Владимир Леонов - В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах

Тут можно читать онлайн Владимир Леонов - В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах - ознакомительный отрывок. Жанр: History, издательство Литагент Ридеро. Здесь Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги ознакомительный отрывок из книги онлайн без регистрации и SMS на сайте LibKing.Ru (ЛибКинг) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Владимир Леонов - В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах

  • Название:
    В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах
  • Автор:
  • Жанр:
  • Издательство:
    Литагент Ридеро
  • Год:
    неизвестен
  • ISBN:
    9785448348051
  • Рейтинг:
    3/5. Голосов: 11
  • Ваша оценка:

Владимир Леонов - В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах краткое содержание

В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах - описание и краткое содержание, автор Владимир Леонов, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки LibKing.Ru
Христианская культура была усвоена Русью через посредство Византии. Этим обстоятельством обусловлены некоторые особенности русской письменности. После крещения Руси с греческого языка был переведен очень большой корпус книг, главным образом, религиозного содержания, заложивших основания русской книжности. Поэтому образцом становящейся русской письменности послужила византийская литературная система. Но – далеко не вся…

В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах - читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах - читать книгу онлайн бесплатно (ознакомительный отрывок), автор Владимир Леонов

Способы осуществления идеологического задания мы рассмотрим на примере «Повести временных лет» (далее – Повести) – известнейшего памятника русской книжности киевского периода.

Анализ Повести позволяет сделать следующие наблюдения.

Древнерусский книжник начинает повествование о русской истории не откуда-нибудь, а от библейского Потопа. За счет этого русская история сразу помещается в контекст Священной истории и мыслится от нее неотрывной. Священная история начинается на небесах – и, следовательно, там же провиденциально заложено будущее русского народа. Названное обстоятельство становится особенно заметным, если мы сравниваем Повесть с историческими сочинениями, созданными в Новое время.

Первые из них и в этом смысле знаковые – «Древняя российская история» М. В. Ломоносова и «История государства Российского» Н. М. Карамзина. Существует еще «История» В. Н. Татищева, созданная в первой половине XVIII столетия; однако она по форме и по самому замыслу тяготеет к летописи, а не к научному сочинению.

История Ломоносова ведется «от начала российского народа», история Карамзина – от племен, составивших этот народ, то есть от письменных свидетельств о славянах в иноземных памятниках. И в том, и в другом случае контекст задается эмпирический (неизвестный термин), не выходящий за пределы «земных» событий.

Среди окружающих славян народов летописец выделяет варягов, то есть скандинавов, и греков, то есть жителей Византии. Это были два наиболее значительных народа средневековья. Варяги славились военным искусством и отвагой, а кроме того, им приписывалось владение магическими способностями (волхвование). Византия же представляла собой оплот христианской цивилизации своего времени. Через славянские земли с севера на юг пролегал один из важнейших транзитных путей, который так и назывался: «путь из варяг в греки».

Легенда об апостоле Андрее способствует созданию ореола значительности вокруг этого пути. Вдумываясь в ее содержание, мы отмечаем, что герой легенды, апостол Андрей, избирает далеко не самый удобный путь к своей цели – а он с понтийских, то есть черноморских, берегов (Синоп, Корсунь) хочет направиться в Рим. Кратчайший путь был бы, конечно, через Босфор и Мраморное море. Однако апостол направляется в устье Днепра, поднимается по Днепру, затем по реке Ловоти и далее плывет до варяжских земель, откуда кружным путем по Балтике и Атлантическому океану можно добраться до Средиземного моря.

Зачем такой сложный маршрут? – Во-первых, у читателя создается представление о срединном положении Русской земли, которая лежит на перекрестье всех путей Европы. Во-вторых, и это особенно важно, апостол на своем пути останавливается там, где впоследствии возникнет Киев, благословляет это место и предсказывает, что тут будет великий город. Таким способом исподволь читателю внушается мысль о Божественном промысле, поставившем Киев над всеми остальными славянскими городами и княжествами.

Трудно воспринимается информация с географическими названиями, тяжело представить этот маршрут. Может, есть возможность его проиллюстрировать?

Интересным средством суггестии (внушаемость -авт.) в начальных разделах летописи является использование мотива «трех братьев». Этот мотив восходит к самым глубоким слоям архаического мышления. В начальных разделах Повести он применяется трижды, что дополнительно усиливает его суггестивный потенциал.

Первые упоминаемые три брата – сыновья библейского Ноя: Сим, Хам и Иафет, – разделившие между собой землю.

Вторые три брата – Кий, Щек и Хорив, основавшие Киев.

Третьи три брата – Рюрик, Трувор и Синеус, роль которых в русской истории связана с установлением княжеской власти, то есть начатков государственного устройства.

Путем троекратного введения этого мотива маркируются (отмечаются) наиболее важные, с точки зрения книжника, моменты русской истории: разделение земли, основание Киева и начало княжения. Опять неявно, однако настойчиво, подчеркивается роль Киева для судеб русской земли. Следует заметить, что имеются и другие подобные скрытые маркеры. Так, первым русским князем был Рюрик. Однако в летописи «русским князем» среди варяжской династии впервые называется Олег (запись под 852 г.). Почему? Да потому, что Рюрик княжил в Новгороде, а Олег – в Киеве. Геополитические акценты расставлены летописцем совершенно недвусмысленно: Киев для него – главный город.

Далее, привлекает внимание известный эпизод расправы Ольги с древлянами. В основе этого эпизода легко узнается фольклорная образность, восходящая к сказочному жанру. Особенно характерен образ самой Ольги – главного действующего лица. При анализе фрагмента ее нередко сопоставляют с Бабой Ягой: на том основании, что она проявляет последовательную изобретательную жестокость в отмщении (троекратном, что существенно для архаического сознания), и притом перед смертью отправляет своих врагов помыться в бане. Но более важен другой прототип Ольги: образ мудрой жены (мудрой девы). Этот образ инвариантен (постоянен -авт.) для целого ряда волшебных сказок, где мудрая жена выступает в функции либо самого героя, либо волшебного помощника героя.

Здесь существенно то, что Ольга проявляет остроту ума, достигая своей цели, то есть мести. С названным фрагментом сопоставим другой: фрагмент сватовства к Ольге царя Константина. Ольга, не желая идти замуж за Константина, просит его крестить ее (а крещение было уже готовым ее намерением). После крещения Ольга отказывается от брака, мотивируя это тем, что по христианским законам брак с крестницей недопустим. «Перехитрила ты меня, Ольга», – соглашается Константин, тем самым признавая остроту ума Ольги, ее мудрость. Эти два эпизода легко сопоставимы, так как в обоих случаях на первый план выводится одно и то же качество героини: мудрость.

Для идеологии Повести эти эпизоды имеют немалое значение. В них, с опорой на модели архаической ментальности (троекратный повтор, мудрая жена), осуществляется осмысление Ольги как выдающегося своей мудростью исторического персонажа. Тем самым приобретают легитимность (то есть «законность») совершенные ею действия.

Для христианского историка главное из них, конечно, – это крещение, которое Ольга приняла, по-видимому, первой из княжеского рода. Поступок Ольги вовсе не был естественным в глазах современников. Существует предположение, что крещение Ольги вообще было тайным. Во всяком случае, еще и ее сын Святослав креститься наотрез отказался, мотивируя отказ тем, что «дружина станет насмехаться». Поэтому составителю летописи необходимо было представить Ольгу женщиной особой мудрости, чтобы все ее предприятия рассматривались как безусловно правильные и законные. Для этого и был спроецирован на исторического персонажа – Ольгу знакомый всем современникам из устной поэзии образ мудрой жены.





Владимир Леонов читать все книги автора по порядку

Владимир Леонов - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.




В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах отзывы


Отзывы читателей о книге В них и язык, и душа, и свобода. Русь в древних текстах, автор: Владимир Леонов. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Понравилась книга? Поделитесь впечатлениями - оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям


Прокомментировать
img img img img img