LibKing » Книги » samizdat » Небольсин Анатольевич - Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3

Небольсин Анатольевич - Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3

Тут можно читать онлайн Небольсин Анатольевич - Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3 - ознакомительный отрывок. Жанр: samizdat, издательство Array SelfPub.ru. Здесь Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги ознакомительный отрывок из книги онлайн без регистрации и SMS на сайте LibKing.Ru (ЛибКинг) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Небольсин Анатольевич - Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3

  • Название:
    Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3
  • Автор:
  • Жанр:
  • Издательство:
    Array SelfPub.ru
  • Год:
    неизвестен
  • ISBN:
    нет данных
  • Рейтинг:
    5/5. Голосов: 11
  • Ваша оценка:

Небольсин Анатольевич - Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3 краткое содержание

Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3 - описание и краткое содержание, автор Небольсин Анатольевич, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки LibKing.Ru
Эти три части второго тома "Русской философии. Анализ истории." будут полезны тем, кто по роду своей профессиональной деятельности имеет дело с точными науками. Приведены примеры того, как гармонично дополняются точные науки и богословие.

Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3 - читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3 - читать книгу онлайн бесплатно (ознакомительный отрывок), автор Небольсин Анатольевич

Продолжение предыдущей мысли

Святой Ириней Лионский в пятой книге «Против ересей», в главе 9, п.1 говорит следующее: «… совершенный человек, как я показал, состоит из трех – плоти, души и духа; из коих один, т. е. дух спасает и образует; другая, т. е. плоть, соединяется и образуется, а средняя между сими двумя, т. е. душа, иногда, когда следует духу, возвышается им, иногда же, угождая плоти, ниспадает в земные похотения. Итак, все не имеющие того, что спасает и образует в жизнь, естественно будут и назовутся плотью и кровью, потому что не имеют в себе Духа Божия».

Итак, самое первое и важное, на чём стоит философское суждение об истории – чувственно осваиваемая двоичность (с точки зрения логического анализа, а на самом деле, следуя Православному догматическому богословию их три) природы человека. Это мы установили в предыдущих суждениях. Остаётся дать некоторые качественные характеристики каждой из этих составляющих. То есть надо ясно выявить, как оные проявляются в окружающем мире. Нам важно об этом помянуть, ибо больший приоритет какому-то из этих двух полюсов, выкристаллизовывает разное влияние на умы и разное формирование истории, как науки и ведет или к погибели всего, или к вечности жизни на земле. Это важный научный аспект, тоже обозреваемая реальность, с которой надо считаться в самую первую очередь. Ведь в ней явлены нам некоторые качества и свойства каждой из двух природ человека.

57. а) Одна составляющая нашего естества хочет есть и спать, получать плотские удовольствия, исходящие от симуляции борьбы с течениями жизни. Другая наоборот, стремится быть там, где естественно ей быть по причине подобия и родства269. Если одна в чем-то находит своё умиротворение, то другая всегда бунтует против такого положения вещей, испытывает напряжение и страдания. Так альпинист, к примеру, стремится к вершине горы (где свойства Божественного, простор и бесконечность вокруг, ощутимы явно), при этом истязая свою плоть перегрузками, голодом, холодом и постоянным риском. Боксёр выходит на ринг, также испытывает перегрузки и получает множественные микротравмы головы и тела, чтобы завоевать первенство. Культурист поднимает тонны груза за тренировку, чтобы придать красивую форму телу, стремится уподобиться Богу в могуществе своей силы и красоте строения тела. Парашютист на полторы-две минуты хочет уподобиться Ангелам Божьим в состоянии полёта. Монах уходит в тайгу, обрекая себя на одиночество и трудности жизни в тяжёлых условиях. Эстет бунтует против того, что в некоторых местах здания Большого Театра осыпалась штукатурка. И так далее. То есть, чтобы обрести единение с идентичной душе Природой, опосредовано приобщения к одному из Божественных Свойств, человек жертвует другой составляющей себя – физической. Терпит неимоверные перегрузки, рискует здоровьем и даже жизнью, побеждает страх. И наоборот, когда тело спит и много ест, то живая душа страдает, мучает совесть, человек ненавидит себя за слабость перед искушением и так далее. То есть тут следует сделать важный вывод о том, что иметь счастье и радость духовную одновременно с плотским удовольствием невозможно – либо плоть страдает и душа в радости жизни, либо душа мучается из-за того, что телу хорошо. Уже изначально, тут никак нельзя строить иллюзий, ибо настоящее счастье всегда трудовое – это заложено в самой природе, так как заповедано Богом по грехопадению, а Бог не может желать человеку иного, кроме счастья. Также как и тот факт, что духовная радость во Царствии Небесном несовместима с чувственной природой. Отсюда вспоминается сказочный сюжет, в котором стоит богатырь возле камня с надписью: «Налево пойдёшь – богат будешь. Направо пойдёшь – счастлив будешь. Прямо пойдёшь – погибнешь». В том-то и дело, что счастье и богатство там, где как раз страдание. Это же выразилось на Голгофе Иисуса Христа.

В момент биологической смерти, по логике вещей, каждая составляющая двоичной природы человека возвращается в свою естественную среду: душа занимает то место, куда всю жизнь стремилась, а плоть туда, к чему более всего тяготела249.

Это двоичное качество естества людей заявляло о себе во все времена истории, стало основанием всех побуждений и устремлений древнего человека, выразившееся в его образе жизни и в ритуальных священных действиях, призванных организовать стремление к перегрузкам ради духовного торжества и направить стимулированный внутренней радостью и счастьем любви подвиг каждого в одно общее жизнеутверждающее русло всего сообщества, находящимся в общем духовном единении. Иными словами, оставалось упорядочить счастье каждого в борьбе всего сообщества за жизнь.

Если одна природа торжествует, то другая испытывает перегрузки и напряжения. И видать по всему, в отличие от животного, человеку душевные перегрузки терпеть гораздо более болезненно, раз он изначально постоянно избирал такой себе путь – путь физических страданий и мучений во имя душевного комфорта. То есть стремился всегда туда и желал жить так, чтобы душа его испытывала максимальное с одной стороны сокрушение духа от своей беспомощности, как жертва Богу, а с другой стороны, раскрепощение и радость от единства с Творцом. Именно по этой причине, человек рисковал везде и, как показывают раскопки, делал то, что ему более всего тяжело250. Да, может не надо далеко ходить – сколько на Руси было подвижников благочестия, как они жили, как они ущемляли себя во всем, как постились и как носили на себе вериги. Оказывается все это не ново, а старо как мир. Многое ныне изменилось, но зримые перемены так и остаются лишь формальностью, а опыт единства с Самой Сущностью Божественного передан нам по наследству от самого изначального акта творения человека через бытие тех древних первобытных людей и потому единение с Ним нуждается в стимуляции в той же степени, в какой оная пребывала изначально. Не изменилось основное качество человека – потребность быть там, где более всего опасно и тяжело¹⁷³, ибо только лишь через сие безошибочно распознается то высшее счастье, которое невозможно затмить никакой болью или горем. Сие есть ключевая линия становления эволюции, а поэтому неизбежно будем ей следовать в самых сложных природных условиях вечной борьбы или даже обозримого отсутствия оной251. Нам надо следовать за Христом, то есть по собственной воле идти на страдания, как прообраз Христовой Голгофы269, чтобы жить вечно – в противном случае жизнь заставит идти на Голгофу насильно – либо неизбежны войны, либо изменится климат и все остальное вместе с ним.

б) Эту линию можно распознать из эксперимента (кстати, результаты эксперимента нам пригодятся ещё много раз, ибо наделено свойством многогранности и для освящения каждой иной, новой исследуемой нами грани придётся к нему возвращаться вновь ниже по тексту). Хотя так говорить нельзя, ибо это простое переложение эпизода из древнегреческой мифологии на современный понятийный язык. Итак, пусть обыкновенная палка выведена в вертикальное состояние равновесия. Если её отпустить, то по логике вещей оная упадёт. Но в жизни, как раз все иначе – палка стремится, как бы, восстанавливать равновесие после всех воздействий на неё. Казалось бы, что легче бороться за равновесие или нет? Понятно, что выдерживать вертикаль равновесия тяжелее, ибо это постоянное напряжение сил, но именно это и есть утверждение жизни. Под палкой в вертикальном положении подразумевается здоровье людей, на которое постоянно ежесекундно происходит покушение и оное постоянно восстанавливается от их воздействия. Эта странность поведения – есть лишь видимая часть айсберга, созерцаемая посредством природы, воспаленной грехом, для коей естественно падение. Эта видимая часть айсберга свидетельствует о том, что есть некий активатор такого поведения, вне коего нет возникшего образа бытия в равновесии. Пребывать в положении вертикали – самое тяжелое и проблемное, но, как оказывается, именно это востребовано равновесием, то есть жизнью и победа над смертью. Иными словами, видим мы, что именно в природе вещей живого бытия заложено это стремление быть в более тяжёлом, более трудном, а потому сие исповедует себя в том, что человек стремится туда, где ему более всего трудно – на вершину горы, в торжестве в бою к победе жизни над смертью253. Человек рад видеть не выгоду, а любовь и любящее его сердце, следующее за ним. Так как жизнь уже есть сама по себе проблема и трудность, то надо в любом случае решать её проблемы, терпеть и бороться – восстанавливать свое здоровье во всех реалиях. А так как жизнь не прекращалась никогда, то стало быть именно это определяющая белая линия в формировании цивилизации – человечество стремится туда, где тяжело жить в соответствии с этим же стремлением жизни к самому тяжёлому – сохранению равновесия¹⁷³, то есть отдается приоритет не более легкому, а безрассудному противостоянию в борьбе супротив всему иному вокруг, только лишь потому, что того требует естество жизни. Поэтому возник цветок, несущий в себе образ победы в противостоянии, просто в таком вот образе, в такой структуре его бытия – он держит свое соцветие на тоненьком стебле и высоко над землей – так труднее всего быть, так более отчетливее проявляется образ победы в тонкостях усложнения. Спаситель Иисус Христос не мог повести себя как-то иначе, кроме как жить и при этом продолжать любить даже в таких вот мучениях Голгофы, противостоя всем. Он явил Собой в этих адских муках всеобщего поношения Божественную Жизненную Силу, позволяющую жить вот так. То есть в этом смысле (здесь прослеживается адекватная логика) жизнь требует соблюдения самого принципа, то есть Он не мог пойти по легкому пути и своей властью освободиться и справедливо наказать всех – это удел слабости, удел мертвого, а не живого. Также как легче всего и логичнее всего не бороться за равновесие в здоровье своем, не восстанавливаться после покушения, а пойти по легкому пути, как это сделал Иуда Искариот. С другой стороны, жизнь должна торжествовать не усилием воли и силы духа, а любвеобильным миром, ибо только благодаря этому оная есть там, где тяжело, где естество любви лучше всего видно. Жизнь – это тяжело, смерть – легко, расслабиться и забыть про все и всех – означает умереть. Даже само Воскресение Его – не нарушение закона жизни, а как раз продолжение следования той же самой белой линии, где живое продолжает себя утверждать в тех же критериях. Жизнь продвигается туда, где наиболее трудно только лишь потому, что там больше противоречий, больше зла, ибо только в нем заметно белое Божественное, отчего нагнетается острее накал внутреннего борения самого себя – только и всего. Поэтому воскресение возможно лишь потому, что это не противоречит законам жизни – более всего трудно и даже в нашем понятии невозможно, вот насколько трудно. Таким образом, как бы трудностью, а значит и настоящей жизнью является сама Голгофа. Следует добавить, что Пресвятая Богородица не упраздняет, но смягчает остроту тяжбы и этим Она заступница за верных перед Очами Божьими, то есть все то, что естественно для Бога губительно для живого в земной реалии, а потому нужно заступничество от Его гнева праведного ради нашего исправления и покаяния.





Небольсин Анатольевич читать все книги автора по порядку

Небольсин Анатольевич - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.




Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3 отзывы


Отзывы читателей о книге Русская философия. Анализ истории. Том 2. Часть 3, автор: Небольсин Анатольевич. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Понравилась книга? Поделитесь впечатлениями - оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям


Прокомментировать
img img img img img